Кто все эти люди?

Возле метро, на весеннем солнце, молодая цыганка с грудным младенцем выпрашивает милостыню. Внутри, в вестибюле, молодой мускулистый мужчина со скучающим видом водит металлодетектором по рюкзакам входящих за зарплату, не сильно превышающую дневной урожай цыганки. Еще ниже, у подножья эскалатора, немолодая женщина смотрит в экран, где, очевидно, видит примерно то же самое, что последние 20 лет.

Более миллиона генетически не ущербных и физически здоровых мужчин в России работают охранниками. Еще больше мужчин и женщин ежедневно трудятся маленькими винтиками в больших машинах – рядовыми инспекторами в налоговых, которым даже взяток не предлагают, клерками в многочисленных газпромах и лукойлах. Уверен, что если бы существовала возможность вернуться на много лет назад и спросить этих мужчин и женщин, кем они мечтают стать в будущем, мы бы явно (пусть и, очевидно, не во всех случаях) увидели бы иную картину.

Мы обычно глядим на них свысока, они приятно оттеняют нашу собственную значительность. Проплывая мимо них в хорошем автомобиле, глядя на них сквозь легкую тонировку тонкого стекла, мы чувствуем себя успешными. В том смысле, что мы успели – успели вовремя получить образование, успели вписаться в конъюнктуру, успели запустить бизнес на волне спроса. Мы – молодцы.

Но всегда ли сами мы чувствуем себя молодцами? У меня есть знакомая, финансовый директор в большой компании, которую создала не она. Допустим, Эльвира. В сущности, она тоже – охранник, только охраняет она не метро от никому неизвестной опасности, а капитал шефа. Ее заработная плата отличается от ставки охранника на два порядка. Примерно на столько же отличается и количество рабочих часов в неделю, и еще неизвестно, кто счастливее – охранник, едущий после смены на электричке, с чистой совестью и пустой головой, или Эльвира за рулем своей немецкой машины, с тяжелыми думами и страхами.

Или Евгений, бизнесмен, владелец небольшого, но крепкого бизнеса. Еще лет десять назад бизнес казался смыслом жизни и источником средств на приятные удовольствия и барские привычки: личный водитель, горные лыжи, дайвинг и прочие элементы сладкой жизни. Но пару лет назад, бродя в новогодние каникулы по белорусским лесам (на Куршевель бизнес уже прибыли не приносит) Евгений явственно ощутил себя глубоко зависимым от этого бизнеса. От капризных клиентов. От сотрудников, которым лень даже воровать. От налоговой. Задумавшись, он пришел к выводу, что не знает, кто кем управляет – он бизнесом или бизнес им. Явно не о том он грезил, читая «Атлант расправил плечи».

Нет, я никого не агитирую ни уехать в Тибет, ни пойти в охранники. У каждого Сеньки своя шапка, которую он несет в меру сил и возможностей. Кто-то мечтает о Майами-Бич, кто-то о двушке в райцентре, и в высшем смысле оба варианта хороши, если сделают мечтателя счастливее.

Но важно вовремя уловить тот момент, когда рельсы жизненной траектории и сокровенных желаний и мечт, так весело и соосно бежавшие когда-то, вдруг начинают разъезжаться в разные стороны. В молодости мы все жили завтрашним днем, готовили себя к будущему, которое нам, настоящим, оказывается ненужным. Это когда телом мы в своем офисе, а мыслями и желаниями где-то совсем далеко.

Человек создан для счастья, как птица для полета. Ну или, во всяком случае, не создан для прозябания. Но даже успешные (с виду) люди часто прозябают – не в финансовом, а в эмоциональном смысле. Они тащят на себе бизнесы из чувства долга. Работают на нелюбимой работе. Состоят в давно остывших отношениях. Финансовая ширма или фальшивый статус семейного человека удерживают их от давно назревшего шага.

Но сделать этот шаг – недостаточно. Это будет шаг в пустоту. Бизнес можно закрыть или продать. С работы уйти. Брак расторгнуть. А что дальше? Само по себе отрицание прошлого не означает приобретение будущего. Я сам в жизни тоже делал несколько раз такие шаги. Прозябание – это не состояние кошелька, это состояние души. Люди, охраняющие метро, и миллионеры, охраняющие свой бизнес находятся в примерно одинаковых душевных состояниях.

Чтобы разорвать этот порочный круг, нужны две вещи – осознанность и стратегия. Осознанность – это возможность принять себя самого таким, какой ты есть. Мы все требуем от других, чтобы нас любили такими, какими мы стали, но к себе это требование предъявить забываем. Стратегия – путь от себя сегодняшнего к себе завтрашнему, к такому же себе, только через 10 или 20 лет.

Но я настаиваю на том, что путь к себе – это не путь тяжелых преодолений или волевого надрыва. Иначе это приведет к еще одной форме прозябания, пусть и, возможно, с еще более высоким уровнем дохода. Это путь поиска своих – своих дел, своих привычек, своих близких. Целеполагание. Декомпозиция целей по коротких жизненных задач. Любимые всеми KPI, только поставленные собой самим для себя самого (или самой собой для себя самой). Ежедневные полезные привычки – но не привычки-кандалы, отрицающие суть нашей натуры, а привычки, ведущие нас вперед с удовольствием.

В этом и смысл личной стратегии. А кто все эти люди, которые охраняют метро? Это люди без стратегии.

Эксперт: 

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШИ ОБНОВЛЕНИЯ!!!

Читайте нас каждый день – мы публикуем много интересных статей, своих и не только:

facebook Twitter Viber LinkedIn_icon  

Возврат к списку

Оставить
заявку